Удивительная Швейцария – страна четырех языков

Удивительная Швейцария

Швейцария – удивительная страна, живущая вот уже несколько сотен лет вопреки всем физическим и экономическим законам. Судите сами: замкнутая и небольшая страна, внутренний рынок которой меньше, чем у Москвы.

Семь миллионов жителей говорят на четырех языках и куче диалектов, при этом не слишком стремятся к изучению языков ближайших соседей и сограждан; без особых природных ресурсов и гарантированных рынков сбыта. И при всех этих более чем скромных предпосылках страна живет до невозможности хорошо и упадок ей не грозит.

Немцы чувствуют себя, рядом со швейцарцами, не самыми основательными и положительными, французы не такими уж влиятельными в области международной политики и дипломатии, а американцы просто бедняками.

Национальный доход на душу населения в Швейцарии самый высокий в мире, но вот сами швейцарцы, начиная с 1291 года – времени создания изначальной конфедерации — в долгосрочность своего благополучия не верят, семьсот с лишним лет ждут полного развала и общего разорения. Может быть, по этой причине продолжают упорно трудиться, поддерживая «шаткое» благополучие своей страны.

23 кантона, входящих в состав конфедерации – это маленькие государства со своими бюджетами, налогами, судами, образованием и полицией. Кантоны состоят из местных общин, которые сами определяют все, что касается их внутренней жизни. Здравоохранение, водоснабжение, состояние дорог, даже праздники свои вводить могут. Все вопросы решаются прямым голосованием, то есть общим референдумом.

Если спросить швейцарца о его национальности, то, скорее всего, он назовет себя женевцем, бернцем или луганцем, при этом страну называть тоже будет по-разному. Немецкоговорящий назовет свою родину Швайц, франкоговорящий скажет – Сюисс, а италоязычный произнесет – Свиццера.

Здесь, безусловно, понадобится репетитор французского языка, а также немецкого и итальянского, чтобы разобраться во всех хитросплетениях реалий жизни Швейцарии.

Франкофоны в основном живут на западе, немецкоязычные швейцарцы на востоке, а италоязычные – в отрогах Альп, где соседствуют с романцами, говорящими на ретророманском.

Соединение в одном государстве гальского, германского и латинского духа в принципе может стать взрывоопасной смесью, той, что сотрясает Квебек в Канаде или балканские государства. Бывает, что и в незыблемом граните швейцарского благополучия случаются потрясения.

Так сепаратисты во франкоязычной части кантона Берн после продолжительной борьбы добились образования отдельного кантона Юра, где жителям потребуются знания французского только для успешной сдачи школьного экзамена, а говорить на языке Расина они учатся с рождения. Так образом, на один франкоговорящий кантон в Швейцарии стало больше.

В общем и целом, развитый институт плебисцитов позволяет мирно решать любые спорные вопросы. Между оппонентами нет ожесточения, решается все на уровне подсчета голосов.

Еще одна удивительная способность швейцарцев – это умение мимикрировать, приспосабливаться к окружающей среде. Франкоговорящего швейцарца не отличить от жителя Парижа, италоговорящего легко спутать с заносчивым итальянцем, а вот швейцарец из немецкого кантона как две капли воды похож на немца.

Так и с символами страны происходит. Почему-то туристы считают, что ходики с кукушкой – это лучший сувенир, такой типично швейцарский. Швейцарцы специально ездят в Южную Германию и закупают этот китч, потому что сами делать эту, по их мнению, вульгарную игрушку, считают недостойным делом. Зато другие часы, уже без птичек, но с ремешками или браслетами, составляют 90% импорта часовой промышленности Швейцарии и гордость страны.